Первое заседание ОМТС 21.02.2019

21 февраля (четверг)  в 15:00 (конференц-зал ИФЗ РАН) состоится заседание ОМТС.

Повестка дня семинара:

Научный доклад  Иосифа Липовича Гуфельда (ИФЗ им. О.Ю. Шмидта РАН)

Тестирование сейсмическими событиями структуры и особенностей процессов в геологической среде
(о преодолении лабораторных представлений и переходу к реальной тектонофизике)

Происходящие на Земле сейсмические события (акты) необходимо относить к наиболее непонятным природным явлениям. Распространено, почти повсеместно, представление об этих актах как развитие трещин и разрывов, возникающих при достижении в  локальных зонах предельных напряжений. Основанием для этих представлений служат результаты лабораторных исследований процессов разрушения. Однако эти представления противоречат всем наблюдаемым фактам и заводят проблемы обеспечения краткосрочной сейсмической безопасности населения в тупик. Долгосрочные и среднесрочные прогнозы, основанные только на статистике, не представляют научного интереса. К тому же зоны сильнейших землетрясений хорошо известны. Также известны результаты многочисленных исследований геологической среды и различных физических полей. Однако эти данные игнорируются при постановках работ по краткосрочной сейсмической опасности и вводятся идеи о предсказуемости землетрясений на основе триггерных воздействий или предотвращений сильных землетрясений при внешних воздействиях (также триггерное влияние).

Два заметных для общественности сейсмических события, которые могли бы стимулировать анализ уже полученных наблюдений и постановку новых исследований, это события в Аквиле (Италия, 2009 г.) и Тохоку (Япония, 2011 г.), остались без реального внимания. Дежурная реакция на эти события констатировала лишь присутствие проблем. Очевидны просчёты в постановке работ по краткосрочному предупреждению о сейсмической опасности.

Перечислим их: 1. Не учитывались данные о реальном строении и  структуре геологической среды, а также движущие силы сейсмичности. 2. Не учитывалась предельная энергонасыщенность геологической среды. 3. Мониторинг различных полей для контроля сейсмического процесса (в том числе с использованием систем GPS) проводится в поверхностных ненагруженных слоях литосферы, что исключало объективный анализ ситуаций. 4. В моделях сейсмического процесса не учитывалась водородная дегазация, контролирующая динамику состояния среды и граничных структур.

Основной вопрос, на который уже сейчас можно ответить, это природа сейсмического акта (речь не идет о природе трясения Земли). Это не разрывы и не трещины, а быстрые подвижки вдоль граничных структур различного ранга (межблоковые или вдоль границ отдельностей). На это указывают прежде всего особенности сейсмического процесса в зоне субдукции и глубокофокусные сейсмические явления. В тоже время очевидно, что движущие силы сейсмического процесса в зонах субдукции и разломно-блоковой среде платформ различаются.  Особенности сейсмических актов контролируются структурой среды и граничных структур, сформированных взаимодействием восходящих потоков водорода с твердой фазой. Получены многочисленные доказательства этого, которые однако не учитываются представителями традиционных лабораторных представлений о сейсмическом процессе. Сейчас начинает формироваться принципиально другая физика сейсмического процесса, позволяющая предложить новые подходы в работах по предупреждению о краткосрочной сейсмической опасности. Однако главным сейчас является осознание и понимание уровня наших знаний, с которых необходимо стартовать для решения проблемы краткосрочной сейсмической опасности в зонах субдукции и разломно-блоковых структурах платформ.

Прямая трансляция доклада на YouTube (высокого качества): https://www.youtube.com/watch?v=5E4k1qAWdro

Презентация доклада